в , ,

Занимательно!Занимательно! Что за хрень?!Что за хрень?!

Интервью с киллером. Как живут ликвидаторы?!

«Умение причинять боль — врождённое»: профессиональный киллер об убийствах в играх и реальности

Убивать людей в играх — легко и приятно. Особенно когда речь о играх вроде Hitman, где лишение человека жизни становится чем-то вроде задачки-головоломки на скорость: тут проскользнуть мимо охраны, там хитро загримироваться, а в финале молниеносно поразить цель и скрыться, не оставив свидетелей. Но каково это — быть настоящим наёмным убийцей? И насколько похожи будни ликвидатора на жизнь Агента 47 из этой игры? За ответами на эти вопросы мы обращаемся к настоящему киллеру.

Наш собеседник — Алексей Снежинский, в прошлом штатный киллер казанской ОПГ «Жилка».

Он работал штатным киллером в казанской ОПГ «Жилка» (одной из крупнейших в России 90-х). В 2005-м был осуждён за убийство восьми человек. Его жертвами стали участники криминального мира: наркоторговцы, лидер ростовской ОПГ, местные казанские бандиты. Отбыв в заключении 16 лет из положенных 17 (включая срок в СИЗО), вышел на свободу по УДО, остепенился и обзавёлся семьёй.

-Алексей, в первую очередь, наш традиционный вопрос для представителей «нестандартных профессий»: вы играете на компьютере или приставке? И если да, то знакомы ли со знаменитой серией Hitman, рассказывающей о нелёгких буднях ликвидаторов?

-Конечно, играю. Не могу сказать, что заядлый геймер, но игры как увлечение мне не чужды. С Hitman я познакомился в 2001-м или 2002-м — у друзей в Москве была PlayStation. Насколько сейчас помню, понравилось. Подробностей, пожалуй, не вспомню. Вскоре мне пришлось вынужденно завязать с играми почти на шестнадцать лет.

-Как происходит обучение мастерству ликвидатора? Леон в одноимённом фильме рассказывал, что чем меньше дистанция использования оружия, тем сложнее оно для освоения и тем позже изучается. В частности, снайперская винтовка осваивается первой, нож — последним. Это так?

-Насколько мне известно, в настоящее время пока не создано учебных заведений для подготовки киллеров (помимо армии и специальных служб), поэтому единого, так сказать, профессионального стандарта обучения нет. Но рациональное зерно в утверждении моего французского коллеги, безусловно, есть. Чем дальше от тебя находится цель, тем меньше эмоций ты испытываешь, нажимая на спусковой крючок. Что бы кто ни говорил, заставить себя умертвить человека очень непросто, особенно в первый раз. Но даже если ликвидация произошла, когда цель находилась вне зоны видимости исполнителя, он всё равно осознаёт, что совершил. И ему с этим жить оставшуюся жизнь.

Вам будет интересно:  Самый дорогой частный дом в мире

Недавно я познакомился и разговорился с военным — оператором боевых дронов, наводящим беспилотники на базы террористов. Тот честно признался, что «точечные удары» — это миф, а осознание того, что от его действий многие гражданские стали «сопутствующими потерями», очень сильно бьёт по нервам. Так что да, Леон был прав: если ты выбрал в жизни столь нелёгкое ремесло, к самому трудному лучше себя готовить постепенно.

-Как происходит получение задания? В играх работу поручает либо безликая корпорация, либо убийца сам идет по следам обидчика, либо вызывает «офицер» мафии и даёт задание напрямую.

-Да, так, в принципе, всё и происходит. В этом бизнесе случайных людей не бывает. Ликвидация — слишком серьёзное дело, чтобы поручать её исполнителям, в которых не уверен на 100%. Киллеры, которым диспетчер или «капо» ОПГ выдают задание, прошли тщательную проверку, за них поручились серьёзные люди, поэтому о заказе с ними можно говорить откровенно. Рассказы про то, что лидер группировки отдаёт приказы только через бригадиров, отчасти правдивы, но в большей степени навеяны Голливудом и бульварной литературой вроде «Крёстного отца». В России глава ОПГ спокойно может отдавать приказы самостоятельно. Но, естественно, лишь в том случае, если киллер — человек доверенный, которого он знает лично.

В безликие агентства и таинственных диспетчеров я не верю. Просто потому, что я слабо представляю, как такой диспетчер будет формировать контингент для своего агентства. В годы, когда я работал, социальных сетей не было. Нет, на такую работу подписывают лишь тех, кого знают лично, а брифинг проводят с глазу на глаз. В 90-х и начале 2000-х никто из рядовых бандитов слыхом не слыхивал о шифровальных устройствах и криптосмартфонах. Но о том, что обычный телефон может стоять на прослушке у милиции или конкурентов, догадывались даже самые недалёкие. То, что вы рассказали, возможно лишь в рамках государственной структуры или специальной службы. [Интервью прерывается возгласами ребёнка, требующего помочь пройти сложный уровень в мобильной игре.]

Вам будет интересно:  «Я странен, а не странен кто ж»: самые нелепые пассажиры метро!

 -По обывательскому представлению, навеянному кино и видеоиграми, для серьёзных дел плохо подходит человек, чьё лицо примелькалось и который наверняка известен в определённых кругах. Как поступают в подобных случаях? Вызывают в командировку киллеров из дружественной группировки другого города? Или не заморачиваются и берут тех, кто под рукой?

-Смотря по ситуации. Если, например, происходит раскол группировки на фракции, можно принять участие в конфликте, примкнув к одному из противоборствующих лагерей. Здесь выбор делается по моральным (кто прав) или по материальным соображениям (кто больше заплатит). Так что в этом случае на роль киллера сгодится и местный, который даже может быть одним из бывших товарищей.

В случае с заказом серьёзной цели в условиях видимого «мира» в городе, конечно, лучше прибегнуть к услугам сторонних специалистов, тайно обратившись к иногородним партнёрам.

 

-Часто ли приходится прибегать к маскировке? Можно ли одеться в униформу телохранителя какой-нибудь шишки, официанта или уборщика и не спалиться? И как обстоит дело с гримом, париками и накладными морщинами? Я слышал, что один из ваших коллег специально отращивал длинные волосы и бороду, чтобы после выполнения задания можно было их сбрить, радикально изменив внешность.

Переодевание — совершенно нормальная практика. Главное — выглядеть так, чтобы не вызывать подозрений. Телохранитель или официант — это, скорее всего, не прокатит: коллег по ремеслу вряд ли более одного-двух десятков человек, и все друг друга знают в лицо. А вот прикинуться сантехником, работником милиции, дорожным рабочим или доставщиком пиццы — почему бы и нет?

Но в годы моей работы в основном приходилось работать без подобных заморочек и больше рассчитывать не на маскировку, а на эффект внезапности. Что же касается грима, то всегда можно было прийти в один из провинциальных театров. Гримёры в 90-е влачили жалкое существование и за небольшую плату могли профессионально изменить вас так, что не узнала бы и родная мать.

 

-Накануне задания агентство снабжает Хитмана фотографиями и видеосъёмками цели, информацией о её привычках, местах, где она бывает, а также о возможном противодействии. А какую информацию для ликвидации сочли бы достаточной вы?

-Мне хватило бы номера и марки автомобиля. Но здесь нужно делать поправку на то, что я работал в середине 90-х и начале 2000-х в относительно небольших городах, когда автомобилей было относительно немного. Если человек живёт в городе, там всегда есть спальные районы и деловой центр — две-три улицы, где сосредоточены крупнейшие магазины, рестораны и увеселительные заведения. В центре цель обязательно появится в течение недели. Нужно просто дождаться этого момента и выбрать наиболее благоприятное для действий время.

Если же предоставлена вся мыслимая информация по цели — фото, видео, привычки, любимые места, контакты — значит, цель заказал кто-то из ближнего круга, и уже возникают вопросы, стоит ли с такими людьми связываться. Во-первых, если у них в наличии столько информации, заказчики могут сделать всё сами. И если они этого не делают, скорее всего они рассчитывают избавиться от исполнителя. Во-вторых, это внутренний конфликт, в который чревато влазить тем, что из него можно просто не выйти, попав в жернова воюющих фракций. [Интервью вновь прерывается возгласами малыша: «Папа, папа, давай скорее, мне уже пора купаться!..»]

 

-В играх простая и бесхитростная ликвидация цели с расстрелом в упор оценивается минимальным количеством очков. Высший пилотаж для киллера — подстроить несчастный случай, чтобы все сочли, что смерть наступила в результате естественных причин. А как обстоит дело в реальной жизни?

-Например, в конфликте между нашими группировками двух соседних улиц лидер противоборствующей фракции умер якобы от сердечного приступа. Есть мнение, что от него избавились свои же соратники, чтобы прекратить войну, которая была всем поперёк горла.

Ещё могу припомнить случай конфликта двух ОПГ, между которыми стоял крупный коммерсант, бывший прослойкой между властью и криминалом. Человек слишком много знал и мог оказаться опасен. В результате с ним произошёл «несчастный случай». Поскольку смерть его была выгодна и чиновникам, зачищавшим концы, и бандитам, усиленно пытающимся легализоваться в бизнесе, в подробности никто не вдавался. Хотя всем было понятно, что произошло на самом деле.

 

-Мне в детстве пришлось вплотную столкнуться с работой киллеров. Когда я жил в Оренбурге и учился в девятом классе, погиб парень, с которым мы сидели за одной партой. Он вместе с друзьями стояли около подъезда, к которому подъехал автомобиль с киллером, изрешетившим из автомата машину коммерсанта. Моего друга киллер догнал и убил, как нежелательного свидетеля. Такие ситуации обычны для ликвидатора? Или же случайные жертвы не поощряются заказчиком?

-В моей практике не было подобных случаев, я всегда старался работать чисто. Это моя жизненная установка. Поэтому, беря очередной заказ, я относился к своей роли как к продолжению оружейного ствола, — механизму, выполняющему без эмоций работу, которая должна быть выполнена. Если за заказ не возьмётся «чистодел» вроде меня, работу могут поручить отморозкам вроде тех, что вы описали, и тогда прольётся много невинной крови. Телохранители цели — пограничная категория. Во-первых, они знают, на что подписываются, во-вторых, в охрану к боссу мафии редко набирают невинных овечек, так что душа за них особо не болит.

Конечно, заказчику не нужно, чтобы лилась лишняя кровь. Но посторонних убивали, как правило, не серьёзные бандиты, а дворовая шпана. Просто в 90-е годы из-за лёгкого доступа к оружию многие сумели подняться, что и приводило к серьёзным эксцессам. Выражение «обезьяна с гранатой» — это как раз про таких. Как правило, 90-е они не пережили. Те, кто поумнее, вовремя сумели отойти от криминального прошлого, легализоваться, стать уважаемыми коммерсантами или даже членами регионального парламента.

Что же касается общественного мнения, то в 90-е никто на это особенно не смотрел. Каждую неделю было по 1-2 эпизода с заказным убийством или разборками группировок, после которых оставалась пара трупов. Люди привыкли.

 

-В ещё одной культовой игре, Mafia, главный герой — боевик и доверенное лицо криминального босса, сдаёт копам свою «семью» и все расклады на дона, получает от полиции новую личность по программе защиты свидетелей и живёт новой жизнью. Через 20 лет его находят бывшие товарищи и расстреливают в упор из обреза, передавая привет от бывшего босса. Такие заказные «убийства чести» бывают на самом деле? Когда киллер сперва доносит до цели информацию о причинах казни, а лишь потом спускает курок?

-Конечно. Такие встречались даже в моей практике. Ты просто объясняешь человеку ситуацию, где он допустил ошибку. Как правило, если человек залез в криминальный бизнес, он подсознательно ожидает, чем может окончиться его жизненный путь. Поэтому в моей практике люди, которых заказали, ощущали, что наказание заслуженно и принимали его с достойным уважения спокойствием.

 

-Какие есть у киллеров пути отхода? Их заранее поджидает шустрый транспорт, новые документы и билет в другой город, где можно залечь на дно?

-Пути отхода, естественно, планируются заранее. В первую очередь после операции необходимо уничтожить доказательную базу: вымыть спиртом руки и лицо, чтобы экспертиза не доказала наличие пороховых газов, сжечь одежду, избавиться от оружия. В идеале — переплавить или деформировать до нераспознаваемого состояния. В 90-х было популярно бросать орудие убийства на месте преступления. Это считалось почерком профессионала. Какой идиот это придумал — не знаю. Во-первых, оружие лучше оставить до того, как ты окажешься в безопасном месте. Мало ли как может повернуться ситуация. Во-вторых, ствол в руках следствия — это лишняя улика, которая по цепочке может привести к тебе.

Конечно, на некоторое время из города лучше исчезнуть. В первую очередь, от тех, кто разместил заказ. Гонорар киллеру передаёт в другом городе диспетчер. Ему нет никакого смысла избавляться от исполнителя: это опытная профессиональная единица, которая ещё может принести много денег. А вот у непосредственных заказчиков может возникнуть искушение зачистить концы.

 

-Какой образ жизни у киллера? Агент 47 из Hitman не высовывался, жил на законспирированной квартире и ни с кем не общался. Другие персонажи из игр, которые просто головорезы, но не киллеры, особо не скрываются. Какой вариант ближе к реальности?

-В моём случае была улица, с которой я общался и поддерживал отношения, а также ребята на районе. У меня было неплохое и вполне легальное прикрытие — мебельный цех на другом конце города, которым я владел, и несколько работников, которые помогали как по мебельной части, так и в теневой работе. Все знали меня как обычного коммерса, у которого серьёзная крыша и которого лучше не трогать. На непосвящённый взгляд — нормальная социальная жизнь.

 

-Человек не рождается со способностью убивать людей. Киллерам приходится как-то воспитывать в себе это качество, перешагивать через моральные границы. Как тренируются наёмные убийцы?

-Во-первых, конечно, должны быть предпосылки для того, чтобы стать киллером. А о том, что человек не рождается со способностью убивать, я бы с вами поспорил. Например, великие боксёры вырастают не из хлюпиков, пришедших в боксёрскую секцию, а из дворовых хулиганов, разбивавших носы сверстникам. В спортивном клубе лишь оттачивают их мастерство. А умение причинять и терпеть боль — оно, скорее, врождённое. У киллеров всё обстоит примерно так же, как и у боксёров. Во-вторых, большую роль играет среда, в которой ты растёшь. Если ты окружён криминалом, а убийства в районе происходят каждый второй день, ценность человеческой жизни в твоих глазах серьёзно снижается. В-третьих, у нас есть армия и полиция, где тоже работают люди, способные нажать на курок.

 

-В России можно пересчитать по пальцам громкие убийства, совершённые из снайперской винтовки. На ум приходит разве что ликвидация Бобона — Сергея Бабнищева, крёстного отца оренбургской мафии, которого киллер снял со 150 метров на пустыре. Стреляли из здания промкомбината на другой стороне улицы. Первая пуля пробила голову. Две других вошли в спину. Перерыва между выстрелами практически не было. Но почему в жизни так мало пользуются снайперкой?

-Доступ к этому оружию чрезвычайно ограничен. В 90-х была Чечня с вороватыми прапорщиками. Потом порядка в учёте вооружения стало значительно больше. Покупать охотничий карабин, потом инсценировать его кражу, чтобы затем он всплыл в мокром деле — тоже не вариант: в МВД сидят отнюдь не дураки и просчитывают подобные ситуации. С оружейного завода продукцию купить нереально: они под строгим контролем спецслужб. Оружейный магазин ограбить практически невозможно. Во-первых, он хорошо охраняется, во-вторых, на витринах в основном муляжи, а настоящие стволы находятся в другом месте.

Если говорить конкретно об убийстве Бобона, по моему мнению, работал хороший стрелок и тактик, но — непрофессионал. Отлично выбрано место и время: за домом Бобона, скорее всего, наблюдали и подали сигнал, что он вышел на улицу, а точка стрельбы была выбрана заранее. На 150 метрах можно не учитывать боковой ветер. Попадание из СВД на таком расстоянии почти гарантированно смертельно в любую часть тела, поэтому выстрел в голову — ненужный риск, своеобразные понты. Три выстрела — это уже однозначно работа любителя. Настоящий киллер не стал бы так рисковать, зная, что уже первая пуля была летальной.

 

-Ходили слухи, что в 90-х киллерами подрабатывали многие профессиональные спортсмены, например, биатлонисты. Вам что-нибудь об этом известно?

-Нет, сам я был простым парнем с рабочей окраины. Все мои соратники по опасному ремеслу — тоже. К сожалению, в моё время не существовало социальных сетей, где можно было бы вступать в профессиональные сообщества и устраивать дискуссии на рабочие темы. Поэтому всё может быть. [смеётся]

-Насколько популярен у киллеров яд? В 90-х был случай, когда в кресло руководителя одного крупного предприятия киллер вмонтировал цезиевую иглу. Таким образом погибли сам руководитель, его заместитель и секретарша, случайно севшая в кресло. Агент 47 в сериале Hitman похожим образом убивает лидера якудза, переодевшись поваром и неправильно разделав смертельно ядовитую рыбу фугу.

Это очень сложно. Для использования яда придётся войти в ближайшее окружение. В основном работа киллера более рутинная, здесь предпочитают не заморачиваться. Могу рассказать про случай, как один коммерсант, заработавший на пару с другом детства 50 000 долларов, не захотел делиться. И за 10 000 заказал киллера, дав ему даже ключи от квартиры друга, сэкономив таким образом 15 000 долларов. У исполнителя была возможность использовать яд, но зачем усложнять себе жизнь, когда выстрел в голову проще и привычнее?

Конечно, если позволяют время и средства, можно идти и этим путём. Но для русских бандитов это всё чересчур сложно.

-Где разживаются экипировкой — сами покупают оружие или же им его предоставляют заказчики (в Hitman, например, часто предоставляют)?

Как правило, обеспечивает заказчик. Поскольку выбор оружия ограничен, приходится работать с тем, что есть в наличии у клиента. Обычно это пистолет, реже — автомат. Гранатомёт или снайперская винтовка в российских реалиях — экзотика.

 

-Случается ли, что клиент непременно хочет, чтобы заказ был выполнен из одного оружия, а киллер понимает, что лучше использовать другое? Например, в одной из упомянутых сцен игры Mafia заказчик, замышляющий казнь бывшего гангстера, настаивает на использовании лупары — обреза, старинного оружия сицилийских мафиози.

-Конечно, бывает. Но здесь, как правило, люди руководствуются тем, чтобы и не было неоправданного риска, и цель не выжила. «Из пистолета в окно автомобиля? А может, надёжнее взорвать?» Но в целом это нормальные рабочие моменты, обычно заказчика удаётся переубедить.

-Как живут бывшие ликвидаторы, которым приходилось спускать курок и убивать людей?

-Если те, кого им приходилось убивать, были такими же бандитами и по-хорошему заслуживали пули, в целом, с таким грехом на душе жить можно. В шкуре же людей, которые убивали жён, детей и случайных свидетелей, мне, слава Богу, быть не довелось. Я свои грехи искупил, отсидев в тюрьме 16 лет. Там же принял ислам, обратился к Богу. Сейчас живу нормальной жизнью, воспитываю двоих детей и надеюсь, что, если остаток своей жизни я проживу достойно, на том свете мне это зачтётся.

 

Источник : http://4pda.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Автор Alex_Art

Отличного Всем настроения! :-D

0

Как понять нужны ли Вы своему мужчине? / для женщин/

Возвращаемся в 90-е? Или просто ЭХО!